как Восточная Европа станет бедной и авторитарной

http://rus.delfi.lv/news/daily/versions/maksim-samorukov-pochemu-rezhimy-v-vostochnoj-evrope-myagche-rossijskogo.d?id=48512933

Все просто - выйти из ЕС, наладить производство национального величия и пойти торным путем становления авторитарного режима.

о роли этики в политике

или казус Фийона :)

http://elections.interieur.gouv.fr/presidentielle-2017/FE.html

Ле Пен все же обошла Фийона на примерно 1,5%, но мы-то понимаем, что фактически Фийон потерял 4-5%, которые ему были нужны для убедительной демонстрации политического влияния голлистских "нотаблей" и сохранения позиций в своем кластере. Можно сделать громкое заявление, что голлизм мертв, и реорганизация правых случится на следующих парламентских.
Причины успеха Ле Пен давно известны - пресловутый анти-истеблишментарный бунт, мигранто- и исламофобия, евроскептицизм части общества, доставшая всех неэффективная левацкая экономика, рассерженные реднеки из французского "ржавого пояса" и еще 3-4 концепта. Главное ее преимущество в сравнении с Фийоном - отсутствие изначальных требований к ней "быть моральной". Она же анфан-терибль, голос отверженных и дна общества, ее сторонники не за то за нее голосуют.
Впрочем, судя по довыборной социологии, фийоновцы к ней так и не пришли - возможно, они вообще не пошли на выборы, абсентеистов-то свыше 20%, что для Франции многовато.

Второй тур в паре Макрон - Ле Пен теряет интригу. Антилепеновская коалиция вокруг Макрона - уже реальность, и даже если какая-то часть левых меланшоновцев, пошедших за ним ради все того же антиэлитарного бунта, решит поддержать вдруг крайне правую, это вряд ли принесет ей половину голосов всех избирателей Франции. Это не модель Трамп-Клинтон, вообще другая ситуация.

Франция

http://politcom.ru/22331.html

Четверо прекрасных.

Наиболее реальный расклад - левый + правый. Фийон\Макрон при высокой явке (основной правый\левоватый универсальный кандидат-хватай-всех). Ле Пен\Меланшон при низкой явке (дисциплинированный радикальный электорат\ведущий левый).
Маловероятный, но возможный - два правых: Ле Пен\Фийон, если нац-левые частично поддержат Ле Пен, что вряд ли.
Практически невероятный - два левых: Макрон\Меланшон - универсальный кандидат, если правые отвернутся от Фийона\основной левый.

Политическая генетика российской цивилизации

http://gefter.ru/archive/21793

Пайпс, Гетти, Ахиезер с Клямкиным - из историософов, Кордонский, Шляпентох, Аузан, Бляхер, Дондурей - из социологов, Генри Хейл с концепцией патрональных пирамид власти и корпус российских либеральных политологов, разделяющих близкую к патрональной неопатримониальную концепцию, - все они подбираются к определению той самой особенности России как объекта исторического познания, отличающей ее, при всей универсальности всемирного конфликта модернизации и архаики, от остальных устоявшихся культурно-политических сообществ. "Деспотия" vs "Стато" - вот одна из граней этого конфликта: присвоенная одной семьей ("домом") власть над обществом безгласных против гражданского сообщества многих; все банально.
Скажем, циклы Китая и Ирана уже не вызывают особых сомнений и вызывающие их системные факторы никуда не исчезли; африканская политическая история воспроизводится с печальным постоянством; Ближний Восток и арабский мир вообще сохраняют многие базовые черты, известные со времен Аббасидов; северокавказские народы, номадические сообщества Азии, латиноамериканское коллективное Макондо, блестяще иллюстрируемое Венесуэлой, - множество сложившихся за тысячелетия сообществ демонстрируют удивительную сопротивляемость выходу из цикличности в пространство модерна (не говоря уж о постсовременности).
Да, это отчасти экспериментальное поле научного поиска - куда проще изучать институты и заниматься конкретной проблематикой, но невозможно отрицать острую востребованность сегодня теоретизирования на макроуровне. Увы, пока работы эти полны недостатков, но это, конечно, вопрос большей интенсивности научной работы в этой проблематике.

"Гетти не просто указывает на наличие патримониальных сетей («кланы» и «семьи») и практик на высшем уровне управления в России, но и утверждает, что эти сети и есть ее суть, «они сами составляют систему». Основной акцент в книге сделан на описании архаической природы российской политической культуры. Автор приводит множество примеров живучести архаических практик, существующих в особых отношениях с современными институтами власти в России.
Гетти исходит из того, что большевистская партийная бюрократия в своем официальном делопроизводстве выдает себя за современное государство, а на деле является лишь переодетым в современные одежды, отретушированным патримониализмом.
Русские, продолжает Гетти, уважают персонифицированную власть, а не социальные институты. Неслучайно Сталин считался «отцом нации». Письма к Сталину написаны в духе обращения к государю XVII–XIX веков. В русской традиции государство и государь неразличимы. Николай II именовал себя хозяином русской земли. «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России».
Путин, как и Сталин, выступает арбитром в споре между кланами «чекистов», а также является заложником «анархической межклановой гражданской войны». По мнению Гетти, культ Путина, как и культ Сталина, не есть результат их собственных усилий, а скорее продукт политики СМИ и «людей короля», которые не могут жить без персонификации власти и сильного лидера.
Тема культурных кодов и их «перекодировки» продолжает занимать умы российских культурологов и социологов. Так, Даниил Дондурей неоднократно возвращается к этой теме в своих публикациях: «От того, сумеем ли мы преодолеть веками формировавшиеся стереотипы и комплексы, сможем ли мы поколебать святая святых — наши культурные коды, многое зависит в будущем. Будем ли мы когда-нибудь жить в нормальной и современной стране или продолжим перемещаться во времени от одного превратного понимания своей истории до другого?»
Вообще-то говоря, проблема перекодировки национальных кодов уже теоретически довольно понятна, однако эффективность ее социоинженерного решения зависит от многих факторов. В сталинскую эпоху была предпринята попытка воспитания советского человека или, иначе, перекодировка системы общественных и индивидуальных ценностей. Унификация и переписывание школьных и университетских учебников отечественной истории, фильмы и телевидение по госзаказу, цензурирование информации — вот только несколько давно известных способов перекодирования общественной памяти, культурных и моральных кодов нации".

ТАСС порадовал Ледовым побоищем

Примеры хорошего и плохого публицистического научпопа

Хороший
http://tass.ru/spec/ledovoe

Фактологическая аккуратность, инфографика, концептуализация проблемы, современные авторы.

Плохой
https://www.gazeta.ru/science/2017/04/05_a_10611533.shtml

Воспроизведение советского учебника истории для педвузов, отсутствие объяснения научной ситуации по проблеме, нет указания авторов, чьи точки зрения приводятся, нет упрощающей восприятие инфографики, есть фактические ошибки, произвольные реконструкции и допущения, путаница в источниках.

Долой политическую агитацию из ЖЖ!

http://philologist.livejournal.com/9222572.html

Вообще, лучше всего сразу закрыть ЖЖ нахер. В новые "Одноклассники" он все равно не превратится, так в чем финансовый цимес?
А для не следящих за своим языком хейтспикеров дело может кончится керосином. ВК уже дал массу примеров.