Category: армия

(no subject)

Удивительно, сколь много дала и Западу, и России Крымская война. России дала изменение истории - отмену крепостного права и реформы. Но и Европе удивительно много - балаклаву, кардиган и реглан, сорт гиацинта "Женераль Пелисье" и британскую военную награду Крест Виктории, военный телеграф и революцию в военной логистике, полевую медицину и сестер милосердия, "тонкую красную линию" и "атаку легкой кавалерии", боевые пароходы и стрелковые цепи, военную фотографию и журналистику, метеорологию и сигареты, топонимику "Альма", "Инкерман", "Севастополь" по всему миру, герцога Малаховского и мост, у которого погибла принцесса Диана.



Но читая историю войны, особенно у западных авторов, нельзя не удивляться, насколько настоящая война была цепью ошибок и глупостей, в которой союзники оказались ничуть не компетентнее, чем русские, а русские - нисколько не храбрее, чем европейцы.

(no subject)

https://slon.ru/special/donbass-economics

Экономика "серых зон" всегда представляет наибольший интерес. Все эти бла-бла "империя, русский мир, антикапиталистическое сопротивление" - это все пиар, а вот денег-то сколько этот проект стоит?

"Власти самопровозглашенных республик, похоже, убеждены, что они пришли всерьез и надолго: с апреля — мая текущего года в ДНР и ЛНР выплачиваются пенсии, социальные пособия и зарплаты бюджетникам. При этом крупный бизнес, уцелевший в воюющем регионе, перечисляет налоги в бюджет Украины. А та ничего не дает оккупированным территориям. Откуда же ДНР и ЛНР берут деньги?

— Донецк не про идеологию, а про деньги, — рассуждает Менендес. — Клерки и мелкие предприниматели думали: ну, какие-то маргиналы, пролетарии устраивают митинги, и что? Кто их слушает вообще? Я лучше, у меня высшее образование, и я за единую Украину. Славянск был параллельной реальностью: там стреляли, а в Донецке пили пиво в ресторанах и думали, что это енакиевская братва (собирательный образ бандитов, принятый в Донбассе. — Slon) и какие-то русские, не наша история. Когда спохватились, было уже поздно.

С блокадой все очень запутано. Компании, уплачивающие налоги в бюджет Украины, вправе получить пропуск на вывоз продукции и ввоз необходимых материалов. Но это непрозрачная и бюрократическая процедура. Предприятие должно получить юридический адрес в одном из городов на территории Украины.
— Творится полный бардак и конкуренция между Службой безопасности Украины, МВД, фискалами и добровольческими батальонами за контроль над потоками груза. Все чего-то хотят, вымогают, — жалуется представитель другой компании, тоже имеющей официальное разрешение и регулярно сталкивающейся с самовольным задержанием груза.

Впрочем, вместо налогов в бюджет ЛНР «Краснодонуголь» фактически содержит целый город. Предприятие дает коммунальным службам бензин и солярку, помогает с вывозом мусора, реконструирует парки. Расходы за 2014 год оцениваются в 15,5 млн гривен, за январь — апрель 2015-го — в 2,5 млн гривен.

Позже источник в «Метинвесте» расскажет мне: по его информации, действовали даже не ополченцы. Те не оставляют надежды вновь захватить Авдеевку и считают коксохимический завод ценным активом. По его словам, приезжала группа военных из России. Зачем? Мой собеседник не исключил коммерческий заказ со стороны конкурентов или других заинтересованных лиц. Когда летом предприятие месяц не работало, цена кокса на спотовом рынке подскочила с $210 почти до $270 за тонну. /Кстати, целый ряд российских предпринимателей действительно вывезли в 2014-м г. из Восточной Украины ценное оборудование, купив его по нерыночной цене не у законных владельцев/.

Поездки за продуктами питания и повседневными товарами — способ выживания местных жителей, имеющих пропуск через линию разграничения (условную границу между Украиной и ДНР). Из-за экономической блокады, о которой мы говорили выше, многие товары, например продовольствие, нельзя легально ввезти в непризнанные республики. Поэтому в магазинах Донецка и Луганска цены в два-три раза выше, чем на украинской стороне.
В магазинах в основном российские продукты. Марки незнакомые, не встречающиеся в наших федеральных сетях. Видимо, завозят самые дешевые товары, потому что, по местным меркам, в России все дорого. А вот спиртное — с акцизными марками Украины. Значит, контрабанда. Проезд нелегальной фуры через украинских пограничников обходится местным предпринимателям, по словам представителя власти ДНР, в 100 тысяч гривен. Сами дээнэровцы ввозу не препятствуют.
Кассир спрашивает, в какой валюте я буду рассчитываться. Для рублей одна касса, для гривен другая. Российские деньги принимают повсюду, причем по выгодному курсу два рубля за гривну (официальный курс сейчас 2,6).

Бизнесу нужно встать на учет в качестве налогоплательщика, а потом ежемесячно делать отчисления со счета, открытого в местном банке (что представляет собой банк — чуть ниже). Основной налог — на прибыль — взимается с разницы между доходами и расходами по ставке, как в России, 20%.
Однако большинство фирм работает за наличные и без документов, проверить расходы невозможно.
— Ваша страна нас не признала, — напоминает Андрей, бизнесмен из Луганска. — Получается, российской фирме придется подписывать договор с компанией из несуществующего государства. Кто работает вбелую, не захочет.
Поэтому отношения с Россией пока сводятся к закупкам продуктов и ширпотреба на оптовых базах в Ростовской области, вывозу угля и металлолома из ЛНР и ДНР и другим серым операциям.
— Наши республики признала Южная Осетия, уже существует корреспондентский счет с банком этой страны. А она имеет корреспондентские счета с Россией, — объясняет глава банка. Но она отказывается говорить, когда именно бизнес из ДНР и России начнет проводить транзакции через Южную Осетию.

Бизнес в Донбассе работает кое-как, однако деньги у властей самопровозглашенных республик есть. Второй месяц пенсионеры получают пенсии, с мая появились и социальные пособия (например, более 20 тысяч рублей при рождении ребенка). Выплачиваются зарплаты бюджетникам, например врачам. Все — в рублях.

Источник Slon, знакомый с руководством Донецкой республики, утверждает, что Россия сейчас дает 4 млрд рублей в месяц. Деньги завозятся наличными (ведь перечислить в местный банк невозможно) и идут на различные выплаты.
Можно прикинуть лишь по косвенным показателям: в мае на пенсии ушло 2,28 млрд рублей, на пособия — 324 млн рублей. При этом глава ДНР Александр Захарченко утверждает, что пенсии и «социалка» — 46% расходов бюджета. Если так, то всего казна должна была потратить 5,66 млрд рублей.
Налоговые поступления оценить невозможно. Но раз Захарченко назвал уголь «основным источником», предположим, что он дает чуть больше половины дохода. Тогда налоги — еще около 1,2 млрд рублей. Следовательно, бюджет по доходам — 2,4 млрд рублей, а дефицит — 3,2 млрд рублей.
Получается потенциальный годовой трансферт ДНР из России — 38–48 млрд рублей, это помимо военных расходов (в докладе Бориса Немцова «Путин. Война» затраты за десять месяцев военных действий оценены экономистом Сергеем Алексашенко в 53 млрд рублей) и гуманитарной помощи. И конечно, не надо забывать про ЛНР. Но все же порядок цифр далеко не запредельный для России. Вспомним, что бюджет на 2015 год — 15,2 трлн рублей. То есть возможные затраты на ДНР значительно меньше 1% бюджета".

гугль и гуглеры

К вопросу о благодарности короля Шарля бретонским соратникам героя Франции Дюгеклена, тактике пикардийского Крысолова Ангеррана де Куси и гуглерах.
Нынче многие считают, что гуглер - это сотрудник Гугла



но мы-то с вами знаем, кто такой гуглер :)

Барбара Такман сообщает:

"Французские бриганды, оставшиеся из-за перемирия безработными, снова принялись грабить население, которое они же недавно освободили.
Король, крайне обеспокоенный этой ситуацией, обратился к своим советникам. Они отправились к сиру де Куси. Предполагалось, что он станет новым Крысоловом, которому придется вывести из Франции отряды наемников.
Тяжба де Куси с австрийскими герцогами и его намерение продолжить эту тяжбу были хорошо известны. Де Куси мог послужить Франции, не будучи при этом связанным с Англией. Предложение, которое ему сделали управляющий и казначей короля — Бюро де ла Ривьер и Жан Лемерсье, — заключалось в следующем: если он возьмет на службу двадцать пять бригандов из разных районов Франции и поведет их против габсбургских герцогов, король выдаст 60 000 ливров на оплату кампании. В особенности королю досаждали свирепые бретонцы, сторонники Дюгеклена и Клиссона, которые продолжали разбойничать и после окончания войны.
Общая численность войска, хотя и не слишком точная, соответствовала разным прикидкам — сорок, пятьдесят, шестьдесят и даже сто тысяч. Если судить по количеству капитанов, то, возможно, их было около десяти тысяч (сравнительно с армией, которую привел в Испанию Дюгеклен). Эльзасская хроника упоминает 16 000 рыцарей «в шлемах и капюшонах». Остроконечные шлемы и широкие капюшоны тяжелых накидок от холода упомянуты во всех документах. Прозванные Gügler (от швейцарско-германского «капюшон», или «острие»), шлемы эти дали название и вторжению — «война гуглеров».
Сборная армия шесть недель, с октября и по ноябрь, грабила Эльзас, а де Куси все еще не приступал к своим командирским обязанностям. Эта отсрочка в ту странную зимнюю войну — первая загадка среди многих, которые не могут быть распутаны, потому что хроники изобилуют пропусками и противоречиями. Уж не сознательно ли он медлил, чтобы измучить наемников зимними тяготами?
Если крики ужаса в местных хрониках представляют собой доказательство, то более страшной резни, чем в Эльзасе, еще не бывало. Сорок деревень в Зундгау были ограблены и уничтожены, жители Ватвилера убиты без всякого снисхождения, мужчин и женщин захватывали, чтобы они исполняли все прихоти бандитов, францисканский монастырь Тан сожгли дотла, женский монастырь Шоненштайнбах разрушен столь основательно, что монахини из него бежали, а монастырские земли расчистили лишь спустя двадцать лет. Наемники занимались своим обычным делом: богатые платили им деньги, отдавали лошадей и хорошие ткани, а бедняки — обувь, лошадиные подковы и гвозди.
В декабрьские холода, охотясь маленькими группами в поисках пропитания, отряды Ангеррана подошли к Цюриху и Люцерну. Небольшая численность отрядов делала их уязвимыми, к тому же преступления наемников провоцировали швейцарцев на сопротивление. 19 декабря группа числом около шестисот человек окружила городок Буттисхольц, где стояли на постое три тысячи гуглеров. Швейцарцы атаковали и убили триста человек, а тех, кто попрятался в церкви, сожгли заживо. Остальные пустились в бегство. Жители Энтлебуха, празднуя победу, забрали с собой захваченное оружие и другие трофеи и двинулись назад, в горы. Увидев их, аристократ, не принимавший участия в битве, насмешливо выкрикнул из своего замка, обращаясь к горцу, ехавшему на боевом коне и успевшему надеть на себя шлем и кирасу мертвого рыцаря: «Такое облачение впору рыцарю благородных кровей, а не виллану». Всадник не затруднился с ответом: «Сир, сегодня мы так смешали кровь нобилей и лошадей, что уже и не скажешь, кому что принадлежит». На месте, где произошла эта битва, воздвигли памятник, отмечающий разгром гуглеров (Niederlage der Güglrer)".