Category: путешествия

гугль и гуглеры

К вопросу о благодарности короля Шарля бретонским соратникам героя Франции Дюгеклена, тактике пикардийского Крысолова Ангеррана де Куси и гуглерах.
Нынче многие считают, что гуглер - это сотрудник Гугла



но мы-то с вами знаем, кто такой гуглер :)

Барбара Такман сообщает:

"Французские бриганды, оставшиеся из-за перемирия безработными, снова принялись грабить население, которое они же недавно освободили.
Король, крайне обеспокоенный этой ситуацией, обратился к своим советникам. Они отправились к сиру де Куси. Предполагалось, что он станет новым Крысоловом, которому придется вывести из Франции отряды наемников.
Тяжба де Куси с австрийскими герцогами и его намерение продолжить эту тяжбу были хорошо известны. Де Куси мог послужить Франции, не будучи при этом связанным с Англией. Предложение, которое ему сделали управляющий и казначей короля — Бюро де ла Ривьер и Жан Лемерсье, — заключалось в следующем: если он возьмет на службу двадцать пять бригандов из разных районов Франции и поведет их против габсбургских герцогов, король выдаст 60 000 ливров на оплату кампании. В особенности королю досаждали свирепые бретонцы, сторонники Дюгеклена и Клиссона, которые продолжали разбойничать и после окончания войны.
Общая численность войска, хотя и не слишком точная, соответствовала разным прикидкам — сорок, пятьдесят, шестьдесят и даже сто тысяч. Если судить по количеству капитанов, то, возможно, их было около десяти тысяч (сравнительно с армией, которую привел в Испанию Дюгеклен). Эльзасская хроника упоминает 16 000 рыцарей «в шлемах и капюшонах». Остроконечные шлемы и широкие капюшоны тяжелых накидок от холода упомянуты во всех документах. Прозванные Gügler (от швейцарско-германского «капюшон», или «острие»), шлемы эти дали название и вторжению — «война гуглеров».
Сборная армия шесть недель, с октября и по ноябрь, грабила Эльзас, а де Куси все еще не приступал к своим командирским обязанностям. Эта отсрочка в ту странную зимнюю войну — первая загадка среди многих, которые не могут быть распутаны, потому что хроники изобилуют пропусками и противоречиями. Уж не сознательно ли он медлил, чтобы измучить наемников зимними тяготами?
Если крики ужаса в местных хрониках представляют собой доказательство, то более страшной резни, чем в Эльзасе, еще не бывало. Сорок деревень в Зундгау были ограблены и уничтожены, жители Ватвилера убиты без всякого снисхождения, мужчин и женщин захватывали, чтобы они исполняли все прихоти бандитов, францисканский монастырь Тан сожгли дотла, женский монастырь Шоненштайнбах разрушен столь основательно, что монахини из него бежали, а монастырские земли расчистили лишь спустя двадцать лет. Наемники занимались своим обычным делом: богатые платили им деньги, отдавали лошадей и хорошие ткани, а бедняки — обувь, лошадиные подковы и гвозди.
В декабрьские холода, охотясь маленькими группами в поисках пропитания, отряды Ангеррана подошли к Цюриху и Люцерну. Небольшая численность отрядов делала их уязвимыми, к тому же преступления наемников провоцировали швейцарцев на сопротивление. 19 декабря группа числом около шестисот человек окружила городок Буттисхольц, где стояли на постое три тысячи гуглеров. Швейцарцы атаковали и убили триста человек, а тех, кто попрятался в церкви, сожгли заживо. Остальные пустились в бегство. Жители Энтлебуха, празднуя победу, забрали с собой захваченное оружие и другие трофеи и двинулись назад, в горы. Увидев их, аристократ, не принимавший участия в битве, насмешливо выкрикнул из своего замка, обращаясь к горцу, ехавшему на боевом коне и успевшему надеть на себя шлем и кирасу мертвого рыцаря: «Такое облачение впору рыцарю благородных кровей, а не виллану». Всадник не затруднился с ответом: «Сир, сегодня мы так смешали кровь нобилей и лошадей, что уже и не скажешь, кому что принадлежит». На месте, где произошла эта битва, воздвигли памятник, отмечающий разгром гуглеров (Niederlage der Güglrer)".

Романтика средневековья. Руан, 1418

Ночью 31 июля 1418-го года английский король Генрих V подступил к Руану, намереваясь полностью обложить и, будучи почитателем Вегеция, взять эту сильнейшую французскую крепость измором. В Руане тогда проживало до 70 тысяч горожан, гарнизон насчитывал свыше 20 тысяч, считая ополчение. Стены были укреплены, снабжены пушками и катапультами. Городской ров был широк и заполнен кольями и волчьими ямами.
Горожане, во главе с капитаном Ги ле Бутейлером, были настолько уверены в своей безопасности (надеясь также и на скорую помощь Жана Бургундского), что даже дали приют всем беженцам из разоряемой англичанами Нормандии, а их было весьма немало.
Генрих разбил вокруг города пять укрепленных по римскому обычаю лагерей, связанных между собой траншеями, и протянул цепи поперек Сены, полностью прервав сообщение Руана с внешним миром. Однако нападения ждали, запасы горожан были достаточно велики, а источники воды находились в самом городе.

Пока Генрих ждал истощения руанцев, он решил, чтобы не терять зря времени, провести ряд мероприятий по терроризированию местного населения с целью профилактики партизанщины. Бастард графа Осмонда, брат ирландского дома Ордена Св. Иоанна сэр Томас Батлер привел под Руан 1,5-тысячную айнзатц-команду ирландцев, преимущественно нищих кернов, вооруженных, как водится, лишь копьем и ножом. Вожди их восседали на боевых пони, но смеха эти воины отнюдь не вызывали - из каждой вылазки они возвращались увешанные ушами, носами и головами нормандцев. И в тех деревнях, где английские мародеры уже не видели ничего стоящего (а к тому времени Нормандия была прочесана уже не по одному разу), ирландцы находили еще много полезного в хозяйстве. Зверства ирландцев ужаснули самого короля, и эту «бригаду Дирлевангер» отправили обратно.

Collapse )