Category: финансы

как цыган лошадь есть отучал

https://slon.ru/posts/63670

Хорошие новости по поводу углубления кризиса:

"Таким образом, первая хорошая новость – российские компании активно снижают уровень внешней задолженности, восстанавливая более реалистичный и здоровый баланс. Экономика с усилием, но возвращается к более здоровой (с финансовой точки зрения) эпохе середины нулевых. Что одновременно повышает их инвестиционный потенциал на будущее.

Другой хорошей новостью является то, что экономика России продолжает генерировать высокий профицит счета текущих операций. Эту ситуацию не изменили даже существенные выплаты по внешнему долгу за 2015 год. По данным ЦБ, он сократился с $599 млрд (в конце 4-го квартала 2014) до $486 млрд (в конце 4-го квартала 2015) – на $113 млрд. В то же время положительное сальдо торгового баланса за 11 месяцев 2015 года составило $148 млрд".


Правда не все так гладко:

"В нормально функционирующей системе рост экспорта мог бы компенсировать потери на внутреннем рынке. Но для России улучшение конкурентной способности за счет девальвации рубля не привело к значительному росту объема внешней торговли. В долларовом выражении экспорт товаров из России в 2015 году упал на 31%, а в реальных (2014 года) рублях на 2%. Кроме того, благодаря падению мировых цен на сырье в экономике произошло снижениe добавочной ценности экспортируемой продукции".

Это не говоря о деградации потребления, моральном и технологическом устаревании оборудования в условиях автаркии, отсутствии иностранных инвестиций и проч. В общем, "Иран 2.0", как неоднократно и говорилось. Ключевой момент - поддержание обслуживания ядерного оружия на адекватном технологическом уровне, иначе жизнь такой системы продлится, в лучшем для нее случае, пару десятилетий. С ЯО такой "православно-коммунистический Иран" может существовать до тех пор, пока население не кончится.

о 2016-м

http://gubernia74.ru/articles/2015/12/14/page19104.html

Немного уточню в стиле Я. Миркина интенции размышлений о 2016-м, которые я дал "Губернии" :)

1. Мы зависим от глобальных политических процессов. Что бы мы у себя в провинции ни делали, наша судьба будет определяться тем, какой из сценариев разыграет для России История, притом это не вопрос какого-то ясного решения ЛПР, это вопрос довольно спонтанного развития событий: а) Нормализация, возврат к авторитарной модернизации нулевых (исчезающая вероятность, предполагающая добровольный уход Путина); б) Мобилизация, ужесточение режима, Иран-КНДР (не вижу для нее ресурсов, но вероятность выше, чем у первого сценария); в) Хаотизация, форсированная деградация и развал системы после исчерпания ресурсов и неспособности к адаптации, Венесуэла, новые 90-е (наиболее вероятный). Это никакое не открытие, ровно об этом писали Юргенс и Гонтмахер в 2011-м, емнип, еще. Есть благоприятные знамения (в других терминах говорить о кремлинологии пока неуместно), которые говорят о неготовности элиты так уж резво поворачивать на запасной путь к пресловутому мобилизационному бронепоезду - и рельсы-то давно уж заржавели, и состав частично разворовали, и в теплушки-то после "кадиллаков" неохота.

2. Наша система все еще работает в парадигме счастливых нулевых, с поиском инвесторов, капиталистическими отношениями, глобализированной экономикой и т.п. Между тем, реальность уже серьезно изменилась, и даже если региональная власть упластается, повышая инвестиционную привлекательность региона, кто пойдет в воюющую с Западом страну? Пока реально разве что не потерять тех, кто уже зашел в область, да привлечь кого-то из иностранных игроков, которые, несмотря на все политические риски, все еще не ушли из России. Для этого региональный менеджмент на самом деле должен "прыгать выше головы" - быть амбициозным, компетентным, современным, постоянно повышать образовательный уровень и видеть стратегическую цель развития региона. Да, а в базе - быть мотивированным и рассматривать область как объект для своих жизненных инвестиций, причем не в закрытых сеттльментах белых сагибов на Увильдах, Тургояке, "Тарасовке" или Атляне, а в городской среде Челябинска.

3. Импортозамещение - это нормальная задача промышленной политики любого государства, но надувать из этой тривиальной темы какую-то идеологическую "вампуку" есть страшный вред для развития страны, особенно в нынешней ситуации. Дешевый рубль дает исключительные возможности для накачивания экспорта, и надо быть клиническим идиотом, чтобы не суметь воспользоваться очередным подарком судьбы, пусть даже и таким неоднозначным. Бог посылает тебе лимон - делай лимонад. Рублевые издержки и долларовые прибыли - мечта для любого капиталиста, а для невовлеченного в эти бизнесы населения - запрос на сферу услуг, работа для поставщиков и смежников, налоги, торговля, стройка и проч. Внутри страны экономику начинает лихорадить, и неплатежи, рост дебиторки, а маячящий на горизонте вместе с грядущей инфляцией призрак возврата к бартеру вернут бизнес, ориентированный исключительно на внутренний рынок, обратно в 90-е очень быстро.

4. При этом тяжесть экономического развала и дестабилизации социально-политической системы распределится по стране неравномерно. Для регионов-локомотивов, к которым относится и Челябинская область, 2016-й год не принесет какого-то катастрофического обвала, а вот в депрессивных территориях руководство столкнется с реальностью региональных дефолтов, а население - с их последствиями в виде больших проблем с работой социальной сферы, ростом безработицы и резким падением качества жизни, итак невысокого. Прямым следствием этого станет рост трудовой миграции (сбудется мечта Д.А. Медведева), и, увы, заметный рост преступности (которая точно так же будет гастролировать в соседние "жирные" области) и социальных заболеваний - алкоголизма и наркомании.

(no subject)

https://slon.ru/special/donbass-economics

Экономика "серых зон" всегда представляет наибольший интерес. Все эти бла-бла "империя, русский мир, антикапиталистическое сопротивление" - это все пиар, а вот денег-то сколько этот проект стоит?

"Власти самопровозглашенных республик, похоже, убеждены, что они пришли всерьез и надолго: с апреля — мая текущего года в ДНР и ЛНР выплачиваются пенсии, социальные пособия и зарплаты бюджетникам. При этом крупный бизнес, уцелевший в воюющем регионе, перечисляет налоги в бюджет Украины. А та ничего не дает оккупированным территориям. Откуда же ДНР и ЛНР берут деньги?

— Донецк не про идеологию, а про деньги, — рассуждает Менендес. — Клерки и мелкие предприниматели думали: ну, какие-то маргиналы, пролетарии устраивают митинги, и что? Кто их слушает вообще? Я лучше, у меня высшее образование, и я за единую Украину. Славянск был параллельной реальностью: там стреляли, а в Донецке пили пиво в ресторанах и думали, что это енакиевская братва (собирательный образ бандитов, принятый в Донбассе. — Slon) и какие-то русские, не наша история. Когда спохватились, было уже поздно.

С блокадой все очень запутано. Компании, уплачивающие налоги в бюджет Украины, вправе получить пропуск на вывоз продукции и ввоз необходимых материалов. Но это непрозрачная и бюрократическая процедура. Предприятие должно получить юридический адрес в одном из городов на территории Украины.
— Творится полный бардак и конкуренция между Службой безопасности Украины, МВД, фискалами и добровольческими батальонами за контроль над потоками груза. Все чего-то хотят, вымогают, — жалуется представитель другой компании, тоже имеющей официальное разрешение и регулярно сталкивающейся с самовольным задержанием груза.

Впрочем, вместо налогов в бюджет ЛНР «Краснодонуголь» фактически содержит целый город. Предприятие дает коммунальным службам бензин и солярку, помогает с вывозом мусора, реконструирует парки. Расходы за 2014 год оцениваются в 15,5 млн гривен, за январь — апрель 2015-го — в 2,5 млн гривен.

Позже источник в «Метинвесте» расскажет мне: по его информации, действовали даже не ополченцы. Те не оставляют надежды вновь захватить Авдеевку и считают коксохимический завод ценным активом. По его словам, приезжала группа военных из России. Зачем? Мой собеседник не исключил коммерческий заказ со стороны конкурентов или других заинтересованных лиц. Когда летом предприятие месяц не работало, цена кокса на спотовом рынке подскочила с $210 почти до $270 за тонну. /Кстати, целый ряд российских предпринимателей действительно вывезли в 2014-м г. из Восточной Украины ценное оборудование, купив его по нерыночной цене не у законных владельцев/.

Поездки за продуктами питания и повседневными товарами — способ выживания местных жителей, имеющих пропуск через линию разграничения (условную границу между Украиной и ДНР). Из-за экономической блокады, о которой мы говорили выше, многие товары, например продовольствие, нельзя легально ввезти в непризнанные республики. Поэтому в магазинах Донецка и Луганска цены в два-три раза выше, чем на украинской стороне.
В магазинах в основном российские продукты. Марки незнакомые, не встречающиеся в наших федеральных сетях. Видимо, завозят самые дешевые товары, потому что, по местным меркам, в России все дорого. А вот спиртное — с акцизными марками Украины. Значит, контрабанда. Проезд нелегальной фуры через украинских пограничников обходится местным предпринимателям, по словам представителя власти ДНР, в 100 тысяч гривен. Сами дээнэровцы ввозу не препятствуют.
Кассир спрашивает, в какой валюте я буду рассчитываться. Для рублей одна касса, для гривен другая. Российские деньги принимают повсюду, причем по выгодному курсу два рубля за гривну (официальный курс сейчас 2,6).

Бизнесу нужно встать на учет в качестве налогоплательщика, а потом ежемесячно делать отчисления со счета, открытого в местном банке (что представляет собой банк — чуть ниже). Основной налог — на прибыль — взимается с разницы между доходами и расходами по ставке, как в России, 20%.
Однако большинство фирм работает за наличные и без документов, проверить расходы невозможно.
— Ваша страна нас не признала, — напоминает Андрей, бизнесмен из Луганска. — Получается, российской фирме придется подписывать договор с компанией из несуществующего государства. Кто работает вбелую, не захочет.
Поэтому отношения с Россией пока сводятся к закупкам продуктов и ширпотреба на оптовых базах в Ростовской области, вывозу угля и металлолома из ЛНР и ДНР и другим серым операциям.
— Наши республики признала Южная Осетия, уже существует корреспондентский счет с банком этой страны. А она имеет корреспондентские счета с Россией, — объясняет глава банка. Но она отказывается говорить, когда именно бизнес из ДНР и России начнет проводить транзакции через Южную Осетию.

Бизнес в Донбассе работает кое-как, однако деньги у властей самопровозглашенных республик есть. Второй месяц пенсионеры получают пенсии, с мая появились и социальные пособия (например, более 20 тысяч рублей при рождении ребенка). Выплачиваются зарплаты бюджетникам, например врачам. Все — в рублях.

Источник Slon, знакомый с руководством Донецкой республики, утверждает, что Россия сейчас дает 4 млрд рублей в месяц. Деньги завозятся наличными (ведь перечислить в местный банк невозможно) и идут на различные выплаты.
Можно прикинуть лишь по косвенным показателям: в мае на пенсии ушло 2,28 млрд рублей, на пособия — 324 млн рублей. При этом глава ДНР Александр Захарченко утверждает, что пенсии и «социалка» — 46% расходов бюджета. Если так, то всего казна должна была потратить 5,66 млрд рублей.
Налоговые поступления оценить невозможно. Но раз Захарченко назвал уголь «основным источником», предположим, что он дает чуть больше половины дохода. Тогда налоги — еще около 1,2 млрд рублей. Следовательно, бюджет по доходам — 2,4 млрд рублей, а дефицит — 3,2 млрд рублей.
Получается потенциальный годовой трансферт ДНР из России — 38–48 млрд рублей, это помимо военных расходов (в докладе Бориса Немцова «Путин. Война» затраты за десять месяцев военных действий оценены экономистом Сергеем Алексашенко в 53 млрд рублей) и гуманитарной помощи. И конечно, не надо забывать про ЛНР. Но все же порядок цифр далеко не запредельный для России. Вспомним, что бюджет на 2015 год — 15,2 трлн рублей. То есть возможные затраты на ДНР значительно меньше 1% бюджета".

жирные нулевые, видимо, действительно заканчиваются

http://daily.rbc.ru/opinions/economics/14/11/2014/54662453cbb20f6e9d325571#xtor=AL-[internal_traffic]--[rbc.ru]-[editors_choice]-[vertical]-[item_2

Рогов дает относительно целостную картину ближних перспектив российской экономики. Санкции, конечно, ситуацию ухудшают, но и без них понятно, что нужны новые структурные реформы.

"Так что санкции - вовсе не источник наших проблем. Напротив, санкции оказались едва ли не самым полезным экономическим действием для российской экономики за последние годы. Если бы не санкции, то российский внешний долг не уменьшился бы на $50 млрд, а увеличился бы на уже привычные $90 млрд в год. Причем, все эти деньги мы бы еще до конца года увидели в цифрах чистого оттока.
Можно, кажется, сказать так: Россия задолго, не меньше, чем за пять лет начала готовиться к тому, чтобы быть неготовой к новому нефтяному кризису.
Хотя еще в 2009 – 2010 году российские экономисты сформулировали практически консенсусное мнение: прежняя модель экономического роста за счет роста внутреннего потребления больше не сработает (это была основная идея созданной тогда знаменитой «Стратегии-2020»), Россия вернулась к этой модели, стимулируя внутреннее потребление за счет внешних займов.
Причем эти займы были сопоставимы с исходящим потоком капитала. Иными словами, прибыль из экономики выводилась и замещалась заемными средствами. И это по-своему логично. Как показало дело ЮКОСа, любой актив в России может быть отнят. И единственный способ защитить его – превратить его в убыток. Можно занимать деньги либо у государства, либо за рубежом, и если размер долга приближается к размеру стоимости актива, то он в безопасности.
Дело ЮКОСа показало: в России не имеет смысла управлять прибылями, но имеет смысл и весьма выгодно управлять убытками.
Очень грубо - но не неправильно - можно, кажется, сказать так. В посткризисном периоде Россия вернулась к прежней модели роста, про которую известно было, что она ведет в тупик. Инвестировались в этот тупиковый проект в посткризисном периоде либо государственные, либо занятые за рубежом средства. И теперь этот долг сидит в наших резервах".


изгнание из рая

Чернецкий против муниципальной реформы

http://www.znak.com/urfo/news/2014-04-24/1021693.html

«Выскажу личное мнение — закон плохой, - приводит слова Чернецкого «Вечерний Екатеринбург». - Он не даёт ответов на многие вопросы. Нет детальной проработки его экономической эффективности для муниципалитетов. Я не говорю о политической его части, я говорю исключительно про экономический эффект. Крупные города перестанут выполнять роль институтов развития, они не смогут аккумулировать сколько-нибудь значительные средства на решение стратегических задач своего развития, — делился соображениями сенатор. — Но главная проблема слабости проекта реформы — это полная потеря управляемости территориями: непонятно, как одновременно будет строиться взаимодействие по линиям: город — область, город — район, область — район. Непонятно, как район будет формировать доходную базу, формировать свой бюджет. Дополнительных источников законодательство не предусматривает, а создание новых институтов управления сразу же приведёт к необходимости их финансирования из бюджета. Ещё раз подчеркну, что я не выношу никаких политических оценок необходимости проведения такой реформы, но всегда говорил, что в предложенном виде она полностью несостоятельна с точки зрения экономики».

Элитарии Екб, похоже, не боятся стать главными спикерами в лагере противников реформы.